«С фразы „Предъявите документы!“ начинался мой плен» — Игорь Козловский про облаву у мечети

07.02.2020

4

Выступая 3 февраля на брифинге по поводу облавы, устроенной представителями Национальной полиции и Государственной миграционной службы на единственной дороге к мечети столичного ИКЦ в пятницу, 31 января, религиовед и член инициативной группы «Перше вересня» Игорь Козловский рассказал о возмущении этими противоправными действиями в Украине и за рубежом, а также об опасности подобного правового невежества со стороны правоохранителей.

— Любой представитель гражданского общества, правозащитники — все возмущены, — заявил ученый, — и я уже получил сообщение от американских специалистов, они уже задают вопросы. Мы живем в глобальном мире, и такие события <...> действительно удивили и исследователей, и тех, кто так или иначе следит за событиями в Украине. В соцсетях пишут: «Вы что сейчас, как Россия?» Вы знаете, что для любого сознательного украинца, зрелого украинца, который несет ответственность за свою страну, такое сравнение является оскорбительным. Со страной, создавшей режим, в котором есть притеснения не только мусульман — всех людей. И мы это видим на территории аннексированного Крыма, оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей. Сама фраза «предъявить документы» у меня вызывает идиосинкразию: с этого начинался мой плен. Меня остановили и спросили именно документы. Но их не интересовали документы — их интересовало унизить человека, чтобы уже дальше, пытая его, добиваться своих определенных интересов.

Религиовед также подробно объяснил, почему оправдания правоохранителей, дескать, они же проводили «операцию» не в мечети, а на улице, выглядят по меньшей мере несерьезно:

— Мы стремимся стать правовым государством. Правоохранительные органы должны защищать права и свободы граждан. Защищать! Что мы увидели? Если представители ГМС и Национальной полиции не читают Закона «О свободе совести и религиозных организаций» — к ним вопрос, потому что это как раз признак правового невежества. Там четко записано, что государство принимает к сведению и уважает внутренние установки религиозных организаций. Уважает! Что это значит? Они должны понимать, что есть не только сакральные места, как, например, мечеть, другие храмы — есть еще и сакральные дни, сакральное время. И это также установка той или иной религиозной организации. Пятница — это особый день для мусульман. Люди готовятся к этому дню. Они не просто идут — они настроены на то, чтобы осуществить определенные сакральные действия. Для чего? — Чтобы приблизиться ко Всевышнему. И нарушение такого состояния человека — это не просто невежество, с точки зрения опять же правовой культуры. Это серьезный недостаток и серьезный вопрос к нашим правоохранителям. Далее в законе написано, что государство создает условия для полноценного удовлетворения религиозных потребностей. Создание условий. Мы здесь не увидели не только создания условий — наоборот, были созданы такие условия, что людям, задерживая [их] на этой дороге в мечеть, мешали. Не создавали условия, но мешали осуществлять свои религиозные потребности!

Игорь Козловский отметил, что он внимательно просмотрел видеоматериалы, снятые свидетелями облавы, и увидел в общении правоохранителей с мусульманами элементы запугивания. К тому же, отметил религиовед, такое запугивание со стороны вооруженных экипированных силовиков в присутствии женщин и детей создавало дополнительное напряжение. Такое запугивание, по мнению ученого, является тревожным сигналом не только для украинских мусульман — для всего общества:

— Запугивание не достигло цели — мусульмане возмутились. Они живут в свободной Украине, а не в авторитарной системе российского государства, и это возмущение получило огласку — возможно, они (силовики. — Ред.) такого не ожидали. Если это была акция для запугивания других, тогда [возникает] вопрос: что у нас, полицейское государство? У нас создается режим запугивания людей? По религиозному признаку, потом по национальному, по расовому? К чему мы идем? Эти вопросы серьезные. Это не просто вопросы, касающиеся данного случая — это общие вопросы для всей системы вещей.

Ученый обратил внимание присутствующих и на несколько неутешительных выводов о деятельности государственных институтов, которые можно сделать из сложившейся ситуации:

— Что мы с вами увидели? Во-первых, нарушение положений действующего законодательства о свободе совести и религиозных организациях. Увидели неумение принимать взвешенные решения нашими правоохранительными структурами. Мы увидели возмущение среди мусульман и не только среди мусульман — среди всего гражданского общества. <...> Мы с вами увидели, что нанесен удар по имиджу Украины как демократического правового государства — а это уже не игрушки, это уже не наши внутренние вопросы. На нас смотрит не только Европа, не только мусульманские страны — весь мир на нас смотрит. И это вопросы, которые мы <...> должны направить нашим правоохранительным органам, нашей стране, государственным структурам. Мы увидели, что Миграционная служба и Национальная полиция не коммуницирует с Министерством, которое как раз призвано решать вопросы, касающиеся деятельности религиозных организаций, — Министерством культуры, молодежи и спорта. Там есть соответствующая государственная структура. И если нет коммуникации — опять же вопрос касательно того, как у нас построена вообще государственная система, если органы на таком уровне не общаются, не ставят вопросы, не узнают, правильно ли они действуют. Они же касаются чрезвычайно тонкой и деликатной сферы — сферы религии. И это отсутствие коммуникации является тревожным сигналом для гражданского общества и усиливает с нашей стороны подозрение относительно того, действительно ли люди, которые должны нас защищать, [защищать] права и свободы граждан, имеют юридическое образование и вообще — правовую культуру.

Игорь Козловский, как и Рефат Чубаров, считает, что представители Нацполиции и ГМС должны публично принести извинения мусульманам:

— Чего хотели добиться? Я не знаю. Какой коэффициент полезного действия? — Ноль. Какой коэффициент бесполезного действия? — 100%. И это действительно позор. Мы не Россия, мы — Украина, демократическое государство с сильным гражданским обществом, которое поднимает свой голос в защиту любых оскорбленных, несправедливо обиженных. И я поддерживаю: надо, чтобы представители этих структур извинились и извинились публично — перед исламским культурным центром, перед Духовным управлением мусульман Украины «Умма», перед всеми мусульманами и вообще перед всем обществом Украины.