Мусульмане собрались на флешмоб у ГМС и обещают прийти снова, если не будет надлежащей реакции на облаву

08.02.2020

4

У главного офиса Государственной миграционной службы в эту пятницу, 7 февраля, людно: в ответ на облаву у мечети предыдущей пятницы, 31 января мусульмане пришли выразить свой протест и привели друзей-правозащитников. Лозунги на плакатах: «НЕТ произволу полиции!», «Украина, у нас проблемы!», «Украина — не Россия», «No one is illegal!», «НЕТ НЕзаконным проверкам!», «НЕТ ̶м̶и̶л̶и̶ц̶е̶й̶с̶ь̶к̶о̶м̶у̶ полицейскому произволу!», «Покажите ЗАКОН, где написано носить ПАСПОРТА», «Ловите нелегалов на границе, а НЕ у храмов!», «Нас разделили по политическим взглядам, сейчас делят по религиозным», «#Позор», «Украина — это правовое государство?», «ПРАВОохранители, не нарушайте наши ПРАВА!», а также «Хватит наживаться на беженцах» привлекают внимание прохожих и заставляют их спрашивать, что произошло. Так об облаву еще до начала акции узнают те, кого эта новость обошла стороной.

Однако очень скоро потребность в индивидуальных объяснениях отпадает: представители Исламского культурного центра Киева, прихожанам которого пришлось пройти унизительную процедуру проверки документов просто за то, что шли в мечеть помолиться, выкатили колонку с микрофоном — и о причине собрания, произволе полиции и работников ГМС, а также о нежелании руководства обоих ведомств брать на себя ответственность за этот вопиющий случай услышали все вокруг.

Первым выступил Сейран Арифов — председатель ОС «Всеукраинская ассоциация «Альраид», которому подчинен ИКЦ. Он отметил, что это неправильно, когда силовики хватают невиновных людей:

— Человек идет в мечеть, а его хватают и сажают в клетку, словно он дикий зверь. Мы не позволим это в следующий раз!

Тезис о клетках пояснил в своем выступлении муфтий ДУМУ «Умма» Саид Исмагилов:

— Нельзя ловить человека на входе в храм и «паковать» в автобус — а в автобусах были настоящие клетки <...> с решетками, и [задержанных] туда сажали! Человек шел к Богу, помолиться — не дошел. Я думаю, что у культовых сооружений любой религии в свободной демократической стране такого не должно происходить. Не должно! <...> Украина большая, и ГМС может задерживать нелегальных мигрантов где угодно. Но, пожалуйста, не устраивать это около культовых сооружений! Культовое сооружение — это место мира, любви, молитвы Богу, куда человек идет с сердцем, наполненным духовными потребностями.

Глава Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров вместе с муфтием заходил в здание ГМС для переговоров и рассказал собравшимся, что произошло внутри и что именно стало причиной проведения такой акции:

— То, что произошло 31 января — позорно для всего украинского общества. Мы собрались в понедельник: уважаемый муфтий Саид Исмагилов, уважаемый ученый Игорь Козловский, журналисты. <...> И мы были уверены, что в эти дни, в эту пятницу, кто-то из руководства свяжется с уважаемым муфтием и скажет: Слушайте, давайте соберемся! Мы придем к вам. Что-то случилось, давайте разберемся! Однако никто на это не решился. Мы сейчас зашли с господином муфтием — из руководства есть только один заместитель <...> Сергей Николаевич [Донской] <...> — он сказал, что этого быть не должно, но [так] случилось, и сейчас нет руководителя, поскольку Соколюк в командировке. Он действительно сейчас в зарубежной поездке. Второго лица по должности, госпожи [Натальи] Науменко, тоже нет, но он всё, что мы хотим сказать, доложит своему руководству — и они обязательно выяснят причины случившегося.

Я честно скажу, то, что они нам заявили — это второе оскорбление! Уже неделя прошла, а они еще в таком важном для государства органе не разобрались между собой, что случилось, не вступили в контакт. Это говорит о том, что сотрудники данного учреждения очень высокомерны к людям. Мы спросили: возможно, это превосходство сугубо по отношению к мусульманам? Тогда скажите! Они ответили, что нет, они не такие. <...>

Мы разошлись на том, что с понедельника, когда приедет руководитель [ГМС Максим Соколюк], муфтий, сотрудники ИКЦ, ну и я, как председатель Меджлиса, потому что много мусульман — крымских татар молятся в этой мечети <...> — мы предлагали бы, чтобы все-таки они вышли на объяснение. Мы требуем объяснений, что случилось? Мы требуем, чтобы они нам доказали [данными] результаты той облавы, чтобы мы получили от руководителей эти объяснения. Если же они и следующую неделю проведут так, как провели эту — то есть, вы там себе говорите — то <...> на следующую пятницу мы сюда пригласим уже не флэшмоб проводить, а пригласим граждан Украины всех национальностей и вероисповеданий на масштабный митинг.

Мы никого, не дай Бог, не хотим пугать. Мы хотим, чтобы просто эти руководители, допустившие унижение граждан Украины, чтобы они это осознали и сказали — способом, который гарантирует неповторение. То, что они мне сказали в кабинете — это ничего не гарантирует! Они должны прийти туда, к мечети, и сказать перед мусульманами: Ну, действительно случилось — ну случилось! Мы же нормальные люди, как и все. Мы скажем: Хорошо, переворачиваем страницу! Они не хотят перевернуть страницу! Если они хотят оставаться на этой странице, где оскорбление, унижение, позор — я думаю, что они в этом здании долго работать не будут.

В акции протеста также принял участие политзаключенный Кремля Исмаил Рамазанов, которого в оккупированном Крыму арестовали и пытали, выбивая признания, российские силовики, однако были вынуждены отпустить в июле 2018 года. В своем обращении к собравшимся он подчеркнул, что его беспокоят параллели, которые он видит между действиями украинских силовиков и тем, что происходит в оккупированном Крыму:

— Некоторые из вас знают, что происходит в нашем Крыму, и мне жаль, что то же самое началось <...> здесь. Хочу сказать, что уже шестой год лучшие сыновья наших народов воюют против российской агрессии. Эти люди не спрашивали друг у друга, кто ты по национальности или вероисповеданию, как уже отметил наш уважаемый Рефат-ага. И все стали плечом к плечу, чтобы защищать то достоинство, которого мы добились за эти шесть лет. И многие из них сейчас мне говорят: за что мы воюем? Когда у нас происходит то же, что в России, повторяются определенные моменты? Мы все знаем, потому что мы все грамотные люди, мы понимаем, что агентура РФ просто рядом — делает свое черное дело. Поэтому мы ни в коем случае не должны допустить... Я обращаюсь ко всем религиозным общинам как мусульманин и призываю: если, не дай Бог, подобные вещи происходят у вас, у ваших храмов, синагог — только скажите, и мы придем и поддержим. Ведь это наше общее государство, наша Родина, за которую мы уже шестой год боремся — мы ни в коем случае не должны допустить подобного! Спасибо всем, что пришли и поддержали. И, конечно, жду от Миграционной службы объяснения случившегося. Мы все ждем! Пусть пройдет две недели, пусть даже минет год, но они должны понять, что мы уже политически зрелая нация — мусульмане, христиане, иудеи и остальные. Мы уже нация под названием украинцы и уже не допустим подобных вещей. Спасибо!

Попросила слова и одна из участниц митинга, правозащитница Екатерина Бабич. Она рассказала, что этой проблеме уже много лет, однако впервые облава была такой массовой, и столько людей сумели снять действия правоохранителей на телефоны:

— Меня зовут Екатерина и я работаю в проекте «Без кордонів», который занимается помощью беженцам и соискателям убежища в Украине. Проект действует уже лет десять, и все это время мы сталкиваемся с такими же и следим за такими же случаями, как тот, что произошел 31 января у мечети. Это случаи религиозного и этнического профайлинга, который применяет полиция — ранее милиция — и ГМС. Очень давняя и укоренившаяся практика — она ​​есть во всем мире и, к сожалению, свободно действует в Украине. Конечно, она позорна и недопустима.

В 2016 году мы входили в Общественный совет при ГМС. Пытались ходить на собрания, что-то изменить. Лично мой коллега обращался к тогдашнему и нынешнему главе ГМС, Максиму Соколюку, с вопросом, когда прекратится религиозный и этнический профайлинг? Когда на улицах перестанут останавливать людей — на улицах, рынках, в торговых местах, у мечетей — просто за то, что у них другой цвет кожи, что у них определенные религиозные предпочтения — ходят в мечеть? Тогда господин Соколюк ответил, что подобную ​​практику переняли во Франции, и что непонятно в таком случае, как полиция может различать, где люди, с документами, а где те, что без документов. На что мы ответили, что это расизм, ксенофобия и дискриминация. Тогда господин Соколюк обещал разобраться. Прошло три с половиной года — ни одного ответа, ни «разбирательства» нет! Зато позорные случаи продолжаются. Они были все эти годы, поверьте мне. И то, что [на сей раз] это было так массово, и люди смогли записать это на телефоны, уже породило какую-то реакцию. И, возможно, реакцию ГМС тоже породит. Ну, мы будем ждать.

Под стенами ГМС был поднят и другой вопрос — проблема, которую озвучил политэмигрант из России, назвавшийся Тахиром: мирные люди бегут от российского государственного террора, в том числе от преследований по религиозному признаку, и ищут убежища в Украине — а им отказывают, потому что, дескать, в РФ их постфактум объявили в розыск. Мужчина обратился к представителям ГМС, которые могли его слышать, с просьбой пояснить ситуацию: если Украина твердо стоит на том, что не будет принимать беженцев из РФ — об этом следует заявить вслух, и тогда люди будут искать спасения где-то еще. А сейчас, по словам Тахира, Украина декларирует справедливое рассмотрение заявлений о предоставлении убежища, однако де-факто выдает беззащитных людей на расправу российским силовикам.